Об участии предпринимательского сообщества в очистке российской Арктики — Ильдар Неверов, бизнес-омбудсмен по экологии и природопользованию, председатель комитета по природопользованию и экологии «Деловой России»

Госдума предлагает найти средства на уборку в Арктике в карманах бизнес-сообщества. По сообщениям СМИ, первый зампред комитета Государственной думы по природным ресурсам, собственности и земельным отношениям Владимир Сысоев направил премьер-министру Дмитрию Медведеву предложение создать фонд по ликвидации экологического ущерба в Арктике. Планируется, что средства в новый фонд будут поступать от компаний, которые работают в Арктической зоне. О том, как бизнес отреагирует на идею депутатов, корреспондент ИА REGNUM узнал у Ильдара Неверова, бизнес-омбудсмена по экологии и природопользованию.

После публичных мероприятий высокого уровня, которые на днях прошли в стране, депутатский корпус тоже хочет быть причастным к повестке дня. Но к такой идее я отношусь с недоумением. Если говорить обо всем объеме накопленного экологического ущерба в Арктике, то основу его составляют объекты, оставленные там военными во времена СССР, и заброшенные государством в 90-е годы территории. При чём здесь бизнес и почему нужно взвалить эту ответственность на наши плечи? К тому же Минприроды как исполнительный орган власти занимается решением проблемы мусора в Арктике с 2012 года и, на мой взгляд, не испытывает никаких проблем.

ИА REGNUM: За собой бизнес в Арктике согласен убирать?

Да, здесь упреки вовсе беспочвенны. Взгляните на порт Сабетта: образовывающиеся отходы оттуда вывозятся еженедельно. Крупные компании имеют собственные бюджеты на очистку тех территорий, где ведут деятельность. «Лукойл» выделяет на эти цели 50 млрд рублей в год, в то время как весь бюджет Года экологии в России составил 76 млрд рублей. Получается, компания становится государством в государстве и сама направляет весомые средства на сохранение окружающей среды. «Норильский никель» ежегодно тратит около 1 млрд долларов. В какой фонд и зачем такие игроки должны загружать свои миллиарды? Не думаю, что это рабочая идея, бизнес отнесется к ней негативно.

ИА REGNUM: А что если государство обяжет бизнес скидываться на уборку новых свалок в Арктике?

Понятно, что инструменты для этого у государства имеются. Но в таком случае бизнесу должна быть видна выгода. Например, компаниям может быть предложено использовать остаточную стоимость ряда отходов — металлолома, в частности. Так они смогут частично покрыть свои затраты и выручить прибыль.

ИА REGNUM: Но с системой оборота металлолома в стране много проблем. Какие из них должны решаться на государственном уровне?

Есть вопрос в сторону Государственной думы: нам необходим механизм отчуждения брошенных бесхозных объектов в отдаленных районах Крайнего Севера. Если брошенное судно, забор, труба лежат в Арктике ничейными уже много десятков лет — будьте добры, дайте нам их утилизировать и не нести ответственность перед случайно объявившимся собственником. Он и думать о своей собственности забыл, но тут чужая компания разрезала его лом на 100 млн рублей — и начинаются обращения в суд. Такие вещи вызывают оторопь у бизнеса и мешают развитию отрасли.

ИА REGNUM: Нужно ввести некий срок давности?

Скорее, создать механизм. Сначала заинтересованная компания направляет уведомление о своих намерениях потенциальному собственнику или в администрацию региона. Если в ответ тишина и бездействие, то объект должен быть отчужден в сторону государства, которое потом может объявить на него тендер.

ИА REGNUM: Стоит ли применять государственно-частное партнерство на таких масштабных территориях очистки, как населенные пункты Диксон или Тикси? Или Минобороны может справиться само?

Раньше эти объекты не представлялось возможным очистить без участия бизнеса, однако с началом деятельности Министерства обороны по защите экологии в Арктике с такими объектами процедура стала понятна. Сейчас поселки Диксон и Тикси необходимо внести в федеральный реестр объектов накопленного вреда окружающей среде и выполнять план по их очистке.

Чтобы привлечь помощь предпринимателей, Минобороны может канализировать информационные и товарные потоки и пригласить нас к решению проблемы в рамках тендерной процедуры. Нужно облегчить бизнесу доступ к загрязненным районам Крайнего Севера, и тогда он поможет их очистить, как делает это на других российских территориях.

ИА REGNUM: На каких объектах бизнесу и государству надо бы объединить силы?

Сейчас самой острой точкой эксперты признают поселок Амдерму в Ненецком автономном округе. Он просто уходит в небытие под кучей отходов. Если Амдерма попадет в реестр объектов накопленного вреда окружающей среде, то положительный сдвиг будет уже в 2018 году, иначе поселок ждет конец в экологическом плане.

Анна Горохова, ИА REGNUM

Как с вами связаться?