Цель этой заметки проста: обозначить проблемы на пути предпринимательства в экологии широкими мазками, но в то же время показать, как их решить, как перестать сокрушаться, что все плохо и мы утонем в мусорных потоках уже “вчера”.

Название  в императивном наклонении - несколько агрессивно не без умысла. Именно такие слова, пусть завуалированные в сложные обороты речи мы слышим от финансистов, инвесторов, банков, фондов.

Начнем с утверждения, что greenfield за счет классического кредитования российской банковской системой в экологии сегодня невозможен. Предприятие по переработке отходов – это не магазин розничной торговли, не поликлиника, не автосалон, не доходный дом, а именно такие проекты банки умеют кредитовать, а сложный технологический процесс по переработке и утилизации отходов, который регулируется размытым и запоздалым по сранению с технологиями переработки законодательством.

Доходная часть такого проекта зачастую непонятна банку. Расчет основных показателей финмодели упирается в непрозрачность стоимости вторичного сырья, в недоразвитую систему взиморасчетов между участниками рынка (да, еще есть сделки “чемодан – товар – чемодан”), защищенность инвестиций слабая, так как такое предприятие зависит, как правило, от благосклонности региональной, часто меняющейся власти.

Предприятия, уже работающие в данной отрасли, показывать доходы не любят, вследствие чего до кредитования в системообразущих банках им  далеко, и о инвестиционных компаниях и их интересе к данной отрасли говорить не приходится.

Все новые проекты, созданные малым и средним бизнесом, в своем подавляющем большинстве – за счет собственных средств или с привлечением коммерческого кредита.

Отдельное внимание следует уделить иностранцам, которые массово приходят в нашу страну для захвата, как им кажется, пустующей ниже. Им ласкают слух рассказы о многомиллионных контрактах по вывозу твердых бытовых отходов из мегаполисов, отсутствие должной технической базы, большие государстенные планы в области окружающей среды. Но если иностранные компании не всегда могут выстроить инвестиции в более цивилизованные сектора нашей экономики, то что говорить о мусорной отрасли, по схожему сценарию эти компании уходят их России.

Получается замкнутый круг: своих денег у нас хватает на что-то специфическое, очень российское, западных денег в отрасль не предвидится, банковский капитал привлечь по объективным обстоятельствам не получается.

Казалось бы, программы поддержки малого и среднего бизнеса могли бы работать в такой важной отрасли, как переработка отходов, производство вторичного сырья. Это не так, к сожалению, ни твердые коммунальные отходы, ни промышленные отходы не были до недавних пор включены в программы финансирования по линии Корпораци МСП и Фонда развития промышленности.

Более того, в инструкциях Банка России, к примеру, операции с таким видом вторсырья, как лом и отходы вторичных металлов, признаны высокорискованными в части отмывания доходов, добытых нелегальным путем.

Счета компаний, занимающихся металлоломом, в крупных банках закрываются, лимиты на снятие наличных аннулируются, по практически каждой сделке работает финмониторинг.

Потеряла всякий практический смысл работа надзорных органов за доходами физических лиц от операций с вторичным сырьем. И сборщикам такого сырья тяжко выполнить все требования к сдаче вторички, и потребителям также приходится делать лишнюю работу по контролю за сдатчиками – физичесими лицами, и это НДФЛ, который должен собираться толком-то и не приходит в бюджет.

Переработчики от мала до велика выступили с инициативой убрать НДФЛ по операциям с отходами вторичного использования. Как позитивно было наблюдать оздоровление отрасли после отмены НДС на металлолом и макулатуру.

Выше приведены далеко не все проблемы отходоперерабатывающей отрасли, лишь малая их часть, теперь же необходимо предложить решения, чтобы очередная заметка называлась “Мусорный пожар залили деньгами”, а не аллегорично “Вонь отсюда!”.

Коммерческим банкам – вникнуть в суть того, что предлагает сейчас перерабатывающая отрасль. Если отделить зерна от плевел, то коммерческие банки могли бы получить надежных заемщиков в лице вновь образуемых предприятий, которые займут существенные ниши в своих областях. Более того, за проекты, которые “выстрелят”, будет идти конкуренция среди банков. В ближайшие годы темп развития отрасли переработки отходов будет очень динамичным.

Банку России – необходимо принять меры по поиску иных мер контроля за процессами по отмыванию доходов, полученных нелегальным путем. Эти доходы сегодня отнюдь не в мусорной отрасли. Ее прозрачность и зарегулированность, начиная с 2017 года, серьезно отличается от прошлых периодов. Сигналы, исходящие от Банка России в отношении финансирования российской банковской системой отходоперерабатывающей отрасли, неконструктивны. Диалога с Банком России у отрасли нет; попытки отраслевого СРО установить контакты ничем позитивным не зкончились.

Иностранным инвестиционным фондам – лучше ничего не делать. Как не было их в нашей отрасли, так и не надо. Экономика имеет достаточно своих средств, чтобы выстроить отечественную систему по переработке мусора.

Частным инвесторам пора бы уже перестать делать заведомо убыточные проекты, уйти от иллюзий пиролиза – производства топлива, электроэнергии, сбора и переработки автопокрышек как самостоятельного бизнеса, а нужно концентрироваться на развитии экотехнопарков – центров современных технологий по обращению с коммунальными и промышленными отходами. Надо читать Протоколы заседаний Комитета по экологии и природопользованию Деловой России как руководство к действию, и все будет хорошо.

Как с вами связаться?